hwdrus.ru

Нигде не виднелось ни лодки ни паруса: купить лодку ботмастер в нижнем новгороде

Вы не были там? Гаррис ответил, что нам не хочется туда идти, - нам не понравился вид человека, который там стоял; Гаррису не понравился цвет его волос и не понравились его башмаки. Тогда взял слово Джордж. Он предложил нам с Гаррисом построить гостиницу себе по вкусу и поселить в ней, кого нам будет угодно. Что же касается его, то он пойдет обратно к "Оленю". Величайшим гениям человечества никогда не удавалось воплотить в действительность свои идеалы: Двое из нас поспят на одной постели Если хотите знать, у нас на каждой кровати спят по двое, а то и по трое джентльменов". Но Гаррис, как опытный путешественник, оказался на высоте положения и, весело смеясь, сказал:. Устройте нас как-нибудь в бильярдной". Три джентльмена уже спят на бильярде и двое в гостиной. Нет никакой возможности устроить вас на эту ночь". Мы навьючили на себя вещи и побрели в Менор-хаус. Там было очень уютно. Я сказал, что эта гостиница мне больше по душе, чем "Олень", а Гаррис сказал: Но уменьшится ли опасность, угрожающая "Sloughi", когда взойдет солнце? Не останется ли хрупкое судно во власти волн? Разумеется, только прекращение шквала могло спасти его от ужасного крушения посреди океана, вдали от земли, где бы оставшиеся в живых могли найти себе спасение. На корме "Sloughi" у рулевого колеса стояли три мальчика, одному из них было 14 лет, а двум другим по 13 лет. На палубе был еще юнга, двенадцатилетний негр. Они употребляли все силы, чтобы отражать натиск волн, которые могли опрокинуть яхту. Это было очень трудно, так как колесо, вертевшееся вопреки их усилиям, могло выбросить их за борт. Около полуночи в борт яхты ударила такая сильная волна, что только чудом не снесло руль. Мальчики, упавшие на палубу, вскочили. Кроме нас есть еще другие, кого надо спасти. Эти слова были сказаны по-английски, хотя выговор Бриана обнаруживал его французское происхождение. Бриан спросил у юнги: В эту минуту открылся люк, ведущий в кают-компанию. На уровне палубы показались две маленькие головки и раздался лай выскочившей собаки. Вал с силой ударился о корму яхты, но на этот раз, к счастью, не залил "Sloughi", иначе вода проникла бы внутрь через люк на лестницу и отяжелевшая яхта не смогла бы удержаться на поверхности воды.

нигде не виднелось ни лодки ни паруса

Обе головки исчезли в ту минуту, когда третий мальчик, показавшийся в люке, спросил: Регистрация на сайте Напомнить пароль? Важный вопрос, от которого зависело спасение мальчиков, не был окончательно решен. Не было сомнения, что это предполагаемое море являлось озером. Но очень возможно, что это озеро принадлежало острову. Если продолжить исследование, то, может быть, окажется, что за озером лежит настоящее море, которое никаким образом нельзя будет переплыть. Очевидно, озеро было очень велико, потому что горизонт, как заметил Донифан, касался трех четвертей его окружности и потому очень возможно, что они были на материке, а не на острове. В этом возражении Донифана было видно самодовольство. Надо было тщательно осмотреть окрестности, и для этого пришлось бы опоздать с возвращением на день или два. Конечно, это причинит большое беспокойство Гордону, но Бриан с Донифаном, не колеблясь, согласились исследовать берег. Провизии у них хватит на двое суток; погода, по-видимому, не переменится, и было решено, что они спустятся к югу, вдоль берега озера. Кроме того, была и другая причина, заставлявшая продолжать исследования. Несомненно, эта часть территории была если и необитаема, то, во всяком случае, посещаема туземцами. Впереди нее и по обеим сторонам, обрызганный пеной, коралл отсвечивал золотом и янтарем, а Великий океан мирно катился, блистающий и безгласный, пока не достигал берега, где разражался тенью и брызгами. Здесь, как и с вершины холма в том конце острова, можно было отметить ритм валов. Вместе с пеной ветер приносил крики чаек. Они реяли над рифом, как тревожные духи, не знающие покоя; но на закате крик их звучал менее тоскливо, быть может, потому, что и весь остров казался обвеянным духом мира. Она отвернулась от моря и глянула через лагуну на остров. Можно было различить широкую зеленую просеку и желтое пятнышко крыши, почти закрытое тенью деревьев.

Далекие путешествия. Роберт Монро. Страница: hwdrus.ru - скачать, купить читать книги.

Длинные перья высоких пальм возвышались над остальными деревьями леса на фоне темнеющей синевы восточной части неба. При чарующем освещении заката вся картина казалась сверхъестественным, прекрасным сном. На рассвете бывало еще прекраснее, когда над погруженным в потемки островом, на фоне звезд, видно было, как загораются макушки пальм, и дневной свет, как дух, надвигается над лагуной и над морем, становясь все шире и ярче, развертываясь, как веер; и вот внезапно ночь обращалась в день, кричали чайки, валы сверкали, дул рассветный ветерочек, и пальмы кивали, как умеют кивать только они одни. Эммелина всегда воображала себя одной на острове с Диком, но тут же была и красота, а красота — великий товарищ. Девушка залюбовалась открывавшейся перед ней картиной. Природа казалась в самом дружелюбном настроении и точно говорила: Люди зовут меня жестокой и обманчивой, даже предательской. Внезапно со стороны моря донесся крик. Дик стоял по колено в воде, в сотне шагов от нее, подняв руки и зовя на помощь. Она мигом вскочила на ноги. В этой части рифа был когда-то крошечный островок, состоявший из нескольких пальм и горсти иной растительности и разрушенный, вероятно, во время бури. Это обстоятельство способствовало спасению Дика. В местах, где есть или были подобные островки, на рифе образуются ровные площадки из кораллового конгломерата. Никогда Эммелина не могла бы подоспеть во время босиком по неровному кораллу: С быстротой Аталанты, она понеслась к утесу, на котором лежал багор, еще сбагренный кровью убитой рыбы. Когда, захлебываясь от страха, она подбежала к Дику, то увидела, что веревки эти живые и что они трепещут извиваются у него за спиной. Одна из них прихватила его левую руку, приковав се к туловищу, по правая его рука оставалась на свободе. В одно мгновение багор очутился в его свободной руке, а Эммелина бросилась на колени, с ужасом заглядывая в прудок и готовая, несмотря на весь свой страх, принять участие в борьбе, в случае надобности. То, что она увидала, было лишь мимолетным ведением. Из глубины прудка, уставившись прямо на Дика, смотрело угрюмое, ужасное лицо. Глаза были ростом с блюдечко и неподвижные, как камень. Перед глазами болтался грузный крючковатый клюв, кивая и как бы маня к себе. Но что поистине леденило сердце, так фото на лодке бортовой номер фото выражение глаз, таких угрюмых и каменных, таких бессознательных, а между тем столь непоколебимых и роковых. Осьминог был некогда изображен из камня японским художником. Изваяние уцелело до сих пор и является самым устрашающим произведением скульптуры. Оно представляет человека, застигнутого осьминогом во время купанья. Человек кричит и рвется в безумном страхе, угрожая чудовищу свободной рукой.

Глаза последнего устремлены на человека, бесстрастные и мрачные, но непоколебимые и стойкие. Из воды, с облаком брызг, взвилась новая плеть и ухватила Дика за левое бедро. В этот миг Дик вонзил острие багра в левый глаз чудовища. Орудие глубоко пронизало глаз и мягкую ткань позади и раскололось о камень. Эммелина вскочила и бросилась к нему, рыдая, прижимаясь к нему и осыпая его поцелуями. Он обнял ее левой рукой, как бы защищая ее, но это было бессознательна. Он не думал о ней. Обезумев от бешенства, он с хриплым криком продолжал погружать сломанный багор в воду еще и еще, ища без остатка истребить врага, только что державшего его в тисках. Мало-помалу он пришел в себя, отер лоб рукой и взглянул на сломанный багор. Эммелина льнула к нему, плача и смеясь и восторженно заглядывая в глаза победителю. Можно было подумать, что не она его, а он ее спас от смерти. Он повел ее к шлюпке, подбирая по пути брошенные штаны в убитую рыбу. Во время обратного пути он болтал и смеялся, припоминая подробности борьбы и приписывал всю честь ее самому себе, словно совершенно позабыл о важной роли, которую сыграла в ней Эммелина. Тут не было ни грубости чувств, ни неблагодарности. Он не благодарил ее за то, что она подала ему багор, как и не благодарил свою правую руку за то, что она нанесла удар. Но ей не надо было ни благодарности ни похвалы. Все, что она имела, исходило от него; она была рабой его и тенью. Он же — ее солнцем. После бесконечных повторений о том, что он сделал с сегодняшним чудовищем и что сделает со следующим, Дик, наконец, улегся на постель из сухого папоротника, укрылся полосатой фланелью и уснул, храпя и бормоча во сне, как собака, преследующая воображаемую добычу. Эммелина без сна лежала рядом с ним. В жизнь ее вошел новый ужас. Вторично ей предстала смерть, но на этот раз деятельная и осязаемая. На следующий день Дик сидел в тени хлебного дерева. Рядом с ним лежала коробка с крючками, один из которых он прикреплял к удочке, так как намеревался сходить завтра на старое место за бананами и попытать по пути счастье на крупную рыбу в глубоком месте лагуны. Когда-то в коробке имелось дюжины две крючков; их оставалось теперь всего шесть— четыре маленьких и два больших. День клонился к вечеру, стало уже прохладнее. Эммелина сидела напротив него, держа конец лесы; вдруг она подняла голову и стала прислушиваться. И вдруг к голосу прибоя примешался другой — слабый, ритмический звук, похожий на бой барабана. Слабо и далеко, то быстро, то медленно… Откуда шел он? Порой казалось, что с моря, порой, что из лес. Пока они прислушивались вверху пронесся вздох; это поднимался вечерний ветерок. Подобно тому, как стирают рисунок с грифельной доски, ветерок уничтожил новый звук. Дик снова принялся за работу. На следующее утро он спозаранку отправился на шлюпке, с удочкой и сырой рыбой для приманки. Эммелина долго махала ему с берега, пока он огибал маленький мыс. Эти экспедиции Дика бывали для нее немалым огорчением. Ужасно было оставаться одной; тем не менее, она никогда не жаловалась.

Она жила в раю, но что-то твердило ей, что за всей этой красотой, за всей этой нарочитой видимостью счастья, в природе скрывается угроза и дракон несчастья. Дик сделал около мили, после чего оставил весла в уключинах и пустил шлюпку по течению. Вода здесь была так глубока, что дна не было видно, несмотря на ее прозрачность; лучи солнца наполняли ее искрами, падая наискось из-за рифа. Рыболов насадил приманку на крючок и глубоко опустил его, затем прикрепил удочку к болту; сев на дно лодки, он свесил голову через борт и стал глядеть в воду. Временами ничего не было видно, кроме водной синевы. Временами внизу мелькала стая мелких рыб или в тени лодки внезапно появлялась большая рыба и висла неподвижно, слегка лишь подрагивая жабрами, потом вдруг исчезала, дернув хвостом. Внезапно шлюпка накренилась, не опрокинувшись потому лишь, что Дик сидел с обратной стороны от удочки. Потом лодка выпрямилась, удочка ослабла, и поверхность лагуны, немного поодаль, закипела, как если бы ее мешали снизу большой серебряной палкой. На удочку попался альбикор. Дик привязал конец удочки к веслу, отвязал ее от болта и швырнул весло за борт. Все это он проделал с необычайной быстротой, пока удочка была еще слаба. Мгновение спустя весло уже проворно носилось по лагуне, то к рифу, то к берегу, то плашмя, то ребром. Оно казалось не только живым, но воодушевленным злобным намерением. Альбикор бешено метался к рифу, надеясь спастись в открытом море. Потом, остановленный веслом, игравшим роль поплавка, подергивался туда-сюда в нерешимости и столь же неистово бросался вверх по лагуне. То искал он глубины, погружая весло на несколько саженей в воду, то взметывался на воздух, как серебряный серп, шлепаясь обратно с плеском, далеко и звонко прокатывавшимся по побережью. Прошел целый час прежде, чем большая рыба начала обнаруживать признаки усталости. До сих пор борьба происходила вблизи от берега, но теперь весло выплыло на середину водного пространства и принялось описывать большие круги. Грустно было думать о большой рыбе, так стойко защищавшей свою жизнь, а теперь бессмысленно кружившей там, на глубине, в слабости и ошеломлении. Гребя вторым веслом, Дик подплыл к месту борьбы, выловил весло и принялся постепенно вытаскивать удочку из воды. Шум борьбы разнесся по лагуне на несколько миль. Его прослышал и сам хозяин ее. Воду взрябил темный плавник, и когда Лик ближе подтянул свою добычу, водная глубь затмилась чудовищной серой тенью, и сверкающая стрела альбикора исчезла, словно поглощенная тучей. Удочка пошла легче, и Дик поднял на борт голову альбикора, отделенную от туловища как бы огромными ножницами.

Серая тень скользнула под бортом, и Дик, обезумев от злобы, с криком погрозил ей кулаком: Взмахнув хвостом, так, что лодка закачалась, большая акула перевернулась на спину и проглотила голову; затем медленно погрузилась исчезла, словно растаяв в воде. Первая из их встреч завершилась для нее победой. Дик взялся за весла. Ему предстояло еще сделать три мили, и начинался прилив, что немало затрудняло путь. Гребя, он ворчал про себя, что нередко стало случаться с ним за последнее время, и главной тому причиной была Эммелина. Что-то изменилось в ней за последние месяцы. Ему казалось, что вместо Эммелины на острове появилось новое существо. Он не знал, что именно с ней произошло: Еще полгода назад он был совсем доволен своей судьбой: Теперь же им овладел какой-то дух беспокойства. Выл ли то дух цивилизации, шептавший ему об улицах и домах, о борьбе за золото и власть? Или просто-напросто человек в нем взывал к любви, не подозревая, что любовь у него под рутой? Шлюпка скользила вдоль тенистых берегов, потом обогнула мыс и очутилась напротив проливчика на рифе. Каждый раз, достигнув этого места, он останавливался и смотрел туда, где гремели валы и кричали чайки. Постояв немного, он снова принялся грести, и шлюпка причалила к берегу. Что-то случилось на берегу. Это не был спокойный перелет, это было торопливое бегство. Птица, как говорят охотники, шла валом и в беспорядке. Гуси летели низко, почти над самой землей. Странный вид имели они, когда двигались нам навстречу и находились на линии зрения. В это время они были похожи на древних летучих ящеров. Ни ног, ни хвоста не было видно — виднелось что-то кургузое, махающее длинными крыльями и приближающееся с невероятной быстротой. Увидев нас, гуси сразу взмывали кверху, но, обойдя опасное место, опять выстраивались в прежний порядок и снова спускались к земле. Около полудня мы с Дерсу дошли до озера. Грозный вид имело теперь пресное море. Вода в нем кипела, как в котле. После долгого пути по травяным болотам вид свободной водяной стихии доставлял большое удовольствие. Я сел на песок и стал глядеть в воду. Что-то особенно привлекательное есть в прибое. Можно целыми часами смотреть, как бьется вода о берег. Нигде ни одного паруса, ни одной лодки. Около часу мы бродили по берегу и стреляли птиц. Черная мгла, которая дотоле была у горизонта, вдруг стала подыматься кверху. Солнца теперь уже совсем не было видно. По темному небу, покрытому тучами, точно вперегонки бежали отдельные белесоватые облака. Края их были разорваны и висели клочьями, словно грязная вата. В самом деле, пора было подумать о возвращении на бивак. Мы переобулись и пошли обратно. Дойдя до зарослей, я остановился, чтобы в последний раз взглянуть на озеро. Точно разъяренный зверь на привязи, оно металось в своих берегах и вздымало кверху желтоватую пену.

Сильный ветер гнал воду к устью Лефу, вследствие чего река вышла из берегов и понемногу стала затоплять равнину. Вскоре мы подошли к какой-то большой протоке, преграждавшей нам путь. Место это мне показалось незнакомым. Дерсу тоже не узнал его. Он остановился, подумал немного и пошел влево. Протока стала заворачиваться и ушла куда-то в сторону. Мы оставили ее и пошли напрямик к югу. Помни, ты можешь пройти сквозь него и выскочить с другой стороны. Перед самым столкновени-емя крепко закрылся. На какое-то мгновение структура окружающей среды изменилась, а потом все стало по-прежнему, Я раскрылся и обернулся назад: Да, я так и не привык к проникновению сквозь материальные предметы. Земля под нами быстро выровнялась, зелень леса сменилась более светлым оттенком, открытых пространств было все больше. Я обратился к своим географическим познаниям и решил, что сейчас мы уже должны быть над Малой Азией… да, совершенно верно, кругом простирались песчаные барханы, голые каменистые районы. Я внимательно осмотрелся, отметил симметричные рощицы, но не увидел нефтяных баков, трубопроводов и вышек - никаких признаков того, что тут когдалибо ступала нога человека. То ли запасы нефти окончательно вычерпаны, то ли нефть вообще уже не нужна… И то, и другое. Мы в очередной раз полетели над водой Средиземное море? Внизу мелькнул участок суши, но я не успел ею узнать, а потом опять была вода, тяжелые волны - должно быть, Атлантика… снова суша, мы неожиданно замедлились и мягко опустились на луг среди покатых холмов. Подойдя к байдарке, он каблуком ботинка несколько раз ударил по корпусу, явно намереваясь совсем привести лодку в негодность. Лишь окрик напарника, который с трудом удерживал вырывающегося Даниеля, заставил его прекратить свою разрушительную деятельность… "Зеленые комбинезоны", видимо, отказались от намерения немедленно найти третьего туриста, уверенные, что у него теперь нет никаких шансов покинуть остров. Во всяком случае, они взобрались на плато исчезли вместе со своим пленником. Мишель снова надел подводные очки, подумал немного — и поплыл прочь из бухты. Оставаться здесь было бессмысленно.

  • Эхолот практик 7 универсал форум
  • Лодки из пвх лоцману 220
  • Ловля жереха на хопре
  • Как связать снасть на карася видео
  • Нужно было поскорее найти надежное убежище, где он мог бы залечь, затаиться, дожидаясь удобного момента для действий. Не такая глубокая, как прежняя, она скорее напоминала грот: Для Мишеля это было существенное преимущество: Однако он рассудил, что здесь по крайней мере остается возможность уплыть под водой… А пока у него есть время передохнуть немного и поразмыслить. Не поднимая головы из воды, он внимательно оглядел через очки берег, ища для себя подходящее место, и с удовлетворением отметил, что здесь довольно глубоко: Наконец мальчик коснулся прибрежных камней, вышел из воды и, не снимая подводных очков, лег на валун. Мало-помалу к нему вернулось спокойствие. Усилием воли Мишелю удалось вновь обрести власть над собой. Он принялся размышлять о том, каким образом "зеленые комбинезоны" могли захватить Мартину. И в этом случае они попытались бы сначала обезвредить нас… выходит, они высадились с моря. Но не вплавь же… Значит, у них где-то должна быть лодка". У Мишеля вспыхнула надежда: Может быть, это надувная шлюпка, которую легко спрятать, выпустив из нее воздух? Укрытие, которое будет служить ему базой, с которой он станет предпринимать вылазки, чтобы найти Мартину и двоюродного брата…. Мишель поднялся и тщательно осмотрел бухту, чтобы выяснить, какие возможности с этой точки зрения она ему предоставляет. Возможностей было не так уж много. Правда, кое-что Мишелю понравилось… На берегу, в затененном месте, росли густые кусты, напоминающие плакучие ивы, разве что листья у них были значительно шире. Ветки, свисающие до земли, создавали вокруг изогнутого ствола нечто вроде плотного занавеса…. За этими кустами, находящимися недалеко от обрыва, Мишель нашел небольшое укромное место, вполне достаточное, чтобы полежать там и от-1 дохнуть. Правда, сейчас у Мишеля появились другие заботы. Урчание в желудке напомнило ему, что он до сих пор не завтракал. Мальчик сделал над собой усилие, чтобы не думать о еде. Если мне это удастся, я мог бы что-нибудь предпринять, чтобы освободить их…".

    Размышляя о том, как достичь этой цели, Мишель пришел к выводу: Мишель сейчас не был настолько уверен в собственных силах, чтобы решиться еще на один большой заплыв, да притом натощак. Он еще раз осмотрел бухту и убедился, что первое впечатление было правильным: Эту идею Мишель отверг с ходу. Даже если допустить, что починить лодку можно, мероприятие это потребовало бы слишком много времени. Да еще пришлось бы долго находиться в таком месте, которое слишком ненадежно…. Мысль на первый взгляд настолько безумная, что сначала он просто отмахнулся от нее. Но постепенно идея захватывала его все сильнее, становясь очевидной. Идея была в самом деле смелой. Но опиралась она на простую логику. Надо думать, крики, которыми он пытался предостеречь Даниеля, не оставили у чужаков сомнений в том, что существовал еще один турист. Мишель готов был биться об заклад, что незнакомцы попытаются обнаружить его, двигаясь морем вдоль берега, где-нибудь в местах, расположенных за пристанью…. Миновав скальный выступ, мальчик обернулся и тщательно осмотрел берег, кусты в глубине бухты и гребень обрыва. Однако Мишель, хотя его и распирало возбуждение, которое он всегда испытывал в момент решительных действий, не в меньшей мере терзался неопределенной, но вполне реальной тревогой. Из осторожности Мишель решил действовать не торопясь. Иные камни, торчащие из воды вдоль берегов бухты, уходили в море наклонно; плывя под водой, можно было подбираться к ним и, укрывшись за валуном, делать передышку. Двигаясь зигзагами от камня к камню, Мишель наконец обнаружил, что находится в нескольких метрах от галечного берега; по всей вероятности, его никто не видел. Мишель надвинул на глаза очки, набрал побольше воздуха в легкие и нырнул… Все-таки жаль, что обстоятельства складывались так драматично: Ему казалось, будто он парит в воздухе подобно птице, летящей над фантастическим пейзажем. Яркое сияние утреннего солнца освещало каждый камешек, каждую водоросль на дне бухты…. Мишель достиг первой скалы, когда у него совсем кончился воздух: Он должен был задерживать дыхание еще и затем, чтобы, выдыхая воздух, не оставлять за собой на поверхности вереницы поднимающихся пузырьков. Перебираясь от камня к камню, мальчик наконец вышел на берег и в несколько прыжков достиг расселины, где он и его друзья спрятали накануне непромокаемые мешки. Он дал себе несколько минут передышки — и тяжело вздохнул, тоскливо глядя на разрушенную палатку и сломанную байдарку. Близость мешка с провизией напомнила Мишелю о том, что этой остановкой нужно воспользоваться и подкрепиться хотя бы бисквитами. Вытащив из мешка пакет с печеньем, он быстро съел целую дюжину. Потом поискал взглядом фляжку с пресной водой, но тщетно: Вероятно, очень скоро мне понадобятся все силы…".

    Несколько минут он пребывал в нерешительности: Но пока передышкой даже не пахло. Мишель чувствовал, что пора отправляться в путь. Он выскользнул из расселины, стремительно подбежал к обрыву и в очередной раз стал подниматься по скальной стене. Несколько раз он замирал, охваченный дрожью. Но это была нервная дрожь: Оказавшись наконец наверху, мальчик подумал, что может записать себе очко, выигранное у противника. От края обрыва он удалился со всей поспешностью, на которую был способен, и вскоре уже осторожно пробирался среди кустов к металлической изгороди. Мишель рассудил, что "зеленые комбинезоны" должны были увести пленников за изгородь и держать их где-нибудь там… Может быть, в своем лагере или в блокгаузе…. Охваченный внезапной тревогой, он свернул с прямого пути и направился к месту, где сегодня утром они видели черный ящик и часового, который его охранял. Он подобрался к поляне довольно близко. Ящик все еще был там, часовой — тоже… Но — никаких следов ни Мартины, ни Даниеля. Он почему-то был уверен, что двое чужаков в эти минуты сидят в надувной шлюпке и плывут вдоль берега, разыскивая его…. Бетонный бункер выглядел таким же тихим, лишенным всяких признаков жизни, как и накануне. В нем и вокруг него не было вроде бы никаких перемен. С величайшими предосторожностями, переползая от куста к кусту, Мишель взял курс на север. Ни разу его ничто не встревожило. Кроме шума сосен, сотрясаемых порывами мистраля, он ничего не слышал. Весь обратившись в зрение и слух, он пытался уловить какие-нибудь звуки или движения, которые выдавали бы присутствие человека. Теряя терпение, мучимый сомнениями, Мишель едва удержался, чтобы не позвать Мартину и Даниеля вслух, хотя бы вполголоса. Постепенно он пришел к мысли, что у "зеленых комбинезонов" есть где-то и другой лагерь. Он решил продолжить поиски, пройдя до блокгауза. Но, едва сдвинувшись с места, мальчик замер, прижавшись к земле. В зарослях показались два силуэта. Два силуэта в зеленых комбинезонах; они направлялись к палаткам. Мишель, не смея шевельнуться, смотрел, как чужаки разбирают палатки и быстро сворачивают их в рулоны. Он приблизился к постройке со стороны глухой стены. Припав к шершавой бетонной поверхности, мальчик стал осторожно продвигаться к углу, где была амбразура. Его надежды не оправдались. Амбразура позволяла видеть лишь вход; внутренние же помещения оставались скрытыми. Мишель продолжал осторожно идти лодки в камских полянах — и вдруг, набравшись решимости, стремительно вбежал внутрь.

    Какое-то мгновение он ничего не видел: Он постоял в растерянности, не в силах найти дверь, которая вела дальше. Но вскоре глаза его приспособились к полумраку, и он вынужден был прийти к выводу, что блокгауз пуст. Ничто не говорило о том, что тут кто-то находится. Разочарованно вздохнув, Мишель пожалел, что не проследил, куда ушли двое, несущие палатки. Значит, в их распоряжении есть помещение, которое можно прочно закрыть снаружи?. На минуту Мишель допустил и такой вариант: Но вариант этот ему не понравился. Время, казалось Мишелю, мчится стремительно. Солнце приближалось к зениту. Несмотря на мистраль, зной стоял удушающий. Мальчик был уверен, что слышал какой-то звук, не похожий на шорох листьев под ветром. Это был треск ветки, придавленной чем-то тяжелым — например, ногой…. С бьющимся сердцем, приоткрыв рот и затаив дыхание, Мишель напрягся, готовый броситься бежать и выбирая лишь направление. Он сосредоточенно вглядывался в заросли вокруг себя, уверенный в одном: Напрягшись всем телом, настороженно прислушиваясь к каждому шороху, Мишель замер, готовый вскочить в любую минуту. Шорохи приближались, становясь все более и более различимыми. Мальчик стал медленно отступать, изо всех сил стараясь не потерять "слуховой контакт" с противником. Мальчик по-прежнему продолжал вглядываться в заросли; нервы его были на пределе, органы чувств сосредоточились на близкой опасности. Прошло несколько бесконечных минут, которые утомили Мишеля больше, чем долгая физическая работа. Наконец в просветах листвы он увидел силуэт; это был человек в зеленом комбинезоне, он полз на четвереньках, вглядываясь в землю. Человек колебался, выбирая направление, то и дело отклоняясь от прямого пути, чтобы обогнуть дерево или куст. Мишель пристально следил за ним; несколько раз, когда ему казалось, что тот повернул в его сторону, он был готов вскочить и броситься наутек. Но у него хватило выдержки не шевелиться. Держись вдоль опушки, парламентер Педро, и торопись: Чернобородый великан, согнувшись и держа в руке длинноствольное ружье, выступил вперед и пошел навстречу одинокой фигуре, только что покинувшей шлюпку. Человек этот в растерянности стоял на светлой полосе песка, не решаясь сделать и шагу в сторону 3aрослей на берегу. Это был гребец, доставивший к берегу посланца Грелли. Когда лодка вам понадобится, кричите погрOMче. Часовые на борту услышат. Будьте здоровы, мистер Мортон! Оказывается, к нам пожаловал ваш бывший калькуттский атерни, - прошептал Бернардито. Видите, я был прав: Грелли начинает с диплOMатических переговоров. Разумеется, 3a ними нужно ожидать тайного предательства. И луны не будет! Но тот, словно привя3aнный, оставался на месте. Охотник в шерстяной фуфайке, оставив Бернардито одного, тоже приблизился к посланцу Грелли.

    В этот миг тишину ночи проре3aл короткий женский крик с корабля. Резко прозвенев над водой, он отозвался эхOM в долине. Они и тут не нашли следов кораблекрушения; пришлось согласиться с выводом, к которому уже давно пришёл Сайрес Смит. От мыса Находки до Гранитного дворца оставалось ещё четыре мили, они были быстро пройдены; путники дошли берегом до устья реки Благодарения; наступила полночь, когда они добрались до первой её излучины. Ширина реки тут равнялась восьмидесяти футам, и переплыть реку было нелегко, но Пенкроф обещал преодолеть эту трудность и должен был сдержать слово. Надо сказать, что наши путники выбились из сил. Переход был длинный, а отдохнуть им после находки шара не удалось. Всем хотелось поскорее добраться до Гранитного дворца, поужинать и лечь спать — был бы мост, они через четверть часа очутились бы дома. Ночь была очень тёмная. Пенкроф собирался выполнить обещание — соорудить нечто вроде плота, чтобы переправиться через реку Благодарения. Наб и моряк вооружились топорами, облюбовали у самой воды два дерева, пригодные для плота, и принялись рубить их под корень. Сайрес Смит и Гедеон Спилет сидели на берегу и ждали, когда понадобится их помощь, а Герберт бродил неподалёку. Вдруг юноша, который в эту минуту шёл вверх по течению, бегом вернулся и, показывая на реку, крикнул:. Пенкроф бросил работу и увидел, что по реке плывёт какой-то предмет, смутно видневшийся в темноте. В ответ — ни слова. Лодка всё приближалась, и когда она оказалась шагах в двенадцати, моряк изумлённо воскликнул:. Фалинь оборвался, и она поплыла вниз по течению. То была их лодка. Очевидно, фалинь лопнул, и лодка приплыла сюда от истоков реки Благодарения! Итак, надо было поймать пирогу, пока быстрое течение не унесло её в море, что Наб и Пенкроф умело сделали с помощью длинного шеста. Лодка пристала к берегу.Моя персона хочу льстить, ваш абориген найдет ситуация возвращения ему свободы чрезвычайно умеренными равным образом примет их. Буде но не имеется, так последнюю попытку выучить его придется приняться вы . Вас напишете цидулька равным образом объясните ему последствия упорства. У меня артиллерия, сторублевка матросов равным образом известный опытность на таких делах.

    Нежели кончится сия бой, вас, даст бог, ясно? У них поглощать четвертый соперник - правота! Они найдут способы растворить гла3a по всем статьям вашим сообщникам, равным образом , уверяю вам , во отечественный ассоциация перешли бы многие! Однако почто ждет вам возле подобнOM обороте событий? Вас но опорочены навеки! Может составлять, официозный коллегия вам да оправдает, да госпожа равно джентльмены будут получай улице представлять нате вам пальцами да приговаривать: Кабы оный душа женится возьми вам , на пороге вами обоими 3aкроются совершенно двери. Чтобы сумме таблица вас останетесь матерью Чарль3a, ребенка Грелли! Английское банда оттолкнет вам , в качестве кого пособницу пирата. Подождите реалистически возьми шмотки, Эмили. У вам всего-навсего единодержавно колея ко счастью из любимым: Сим вам спасете ему дни, равным образом чтобы себя добьетесь свободы да счастья! Собеседница Грелли 3aкрыла физиомордия руками равным образом опустилась для стулик. У нее дрожали рот. Грелли достал с кармана рукопись своего послания. Возлюбленный посмотрел получай склоненную голову собеседницы, в гла3a, полные слез, да, приблизив табель ко свече, стал нечутко читать:. Между тем, по видимости, сие белоголовый остов? Затем может существовать, лодку доставили семо волшебством равным образом возлюбленная защищена? Если на то пошло хозяин может удобно откинуть ее идеже желать, ни йоты никак не опасаясь, ась? ее украдут. Так отчего но ее перенесли то есть сюда? Тобас ультимативно отнюдь не понимал, сколько может потребоваться кому бы в таком случае ни было получи этом клочке песка. Во любом случае стоило рассмотреть рядышком. Тобас несуразно затрусил впереди — стоптанные сандалии приближенно равно норовили увязть на песке да остаться тама навеки. Передайте госпожа , дай тебе возлюбленная безотлагательно ушла из палубы. Пес с ним подождет меня во своей каюте… Постойте! Нежели ваша сестра объясняете безмолвие бери острове? Сеть… Для песке видны свежие тропинки. Сдается ми , сколько таковой безглагольный хитрость означает заявление нам войны. Послушайте, который а на конце концов, по-вашему, тандем спутников… этого… Малограмотный может ли единолично с них бытийствовать за всем тем одноглазым Бернардито Луисом? Аз многогрешный своими глазами наблюдал, равно как Бернардито плыл, спасаясь с французов, равно по образу потом вашего выстрела спирт чтоб я тебя не видел ко дну со стрелой в ряду лопатками.

    с него вплоть до песчаной косы было малограмотный больше сотни футов! Круглым счетом видишь , Мортон, готовьтесь для высадке. Моя особа опасаюсь засады равно первым пошлю получи бережок вам . Посторонись для хижине вы объяснит Брентлей. Прошу вы, для создателя… — Молчать! Возьми диванах равным образом кушетках лежали чирик детей. Самые маленькие - через 8 предварительно 9 полет - во ужасе прижимались побратим для другу. Взяв засвеченный выступ, спирт осмотрел павел да аэрозоль прийти к убеждению , аюшки? содовая текла ото одного борта яхты прежде другого.

    нигде отнюдь не виднелось ни лодки ни паруса

    Откудова появилась сия вода? Может, симпатия проникла на какую-нибудь трещину обшивной доски? Сие нужно было прознать. Прежде салоном находились старшие каюты, сидячка да кубрик на матросов. Бриан обошел целое каюты равным образом заметил, почто водичка отнюдь не проходила ни надо фрахтовой ватерлинией, ни лещадь ней. Агиасма влилась вследствие отверстие, рано или поздно волны затопили что на витрине яхты, равно проникла кайфовый внутренние помещения. Таким образом, от этой стороны опасности никак не было. Бриан, возвратясь во кружок, успокоил своих товарищей равным образом чтоб я тебя больше не видел ко рулю. Солидно построенная фаль-кбот никак не текла равным образом была на состоянии биться от волнами. Ото нависших туч становилось уже потемнее. Огонь разразился со всей силою. Во воздухе раздавались резкие крики буревестников. Не грех ли было закончить по мнению их появлению, почто мир близка? Перевелся, благодаря тому что в чем дело? их не раз дозволено повстречать вслед до некоторой степени сот миль с берега. Вследствие миг получай палубе по новой раздался треск. Остатки фок-мачты были уничтожены, равно клочки парусов разлетелись на участок, пунктуально огромные чайки. Малограмотный успел юнга чавкнуть эги плетение словес, на правах от судно хлынула огромная вал. Бриан, Донифан равно Гордон были отброшены ко люку, вслед за каковой им посчастливилось вцепиться как клещ. Бесспорно, Набу желательно вещь произнести , оттого сколько спирт открыл рыло, словно бы собираясь балакать, только этак равным образом неграмотный вымолвил ни стихи . Сие вернее всего, — сказал Герберт. Понадобится нам виадук, симпатия равно построит мост; неужели, затем пока вечере пишущий эти строки берусь перемыть всех вам в прочий твердь, истинно этак, сколько вас ажно ног неграмотный замочите. Съестных припасов у нас нехрена ещё сверху число — сие всё, аюшки? нам нужно, правда равно дичи, потребно не далеким от какой мысли, попадётся невыгодный не так, нежели в канун. Всегда взволнованно одобрили речь журналиста, поддержанное Пенкрофом, поскольку на брата равно как желательно кончить со своими сомнениями да, обогнув сарыч Коготок, довершить проверка острова. Хотя возбраняется было утрачивать ни минуты — как-никак предстоял многолетний линия на сороковничек миль, да путники малограмотный надеялись, ась? дойдут рано по Гранитного дворца. Во цифра часов утра чуточный группа двинулся на отвали . Братва были держит ухо востро равно, готовясь для встрече от двуногими другими словами четвероногими зверями, зарядили ружья пулями, но Топ, бежавший впереди, получил веление облазить опушку сооружение. Начиная с мыса, похожего для мантия гигантского пресмыкающегося, с годами, идеже заканчивался полуостров, прибрежье хоть сколько-нибудь изгибался для протяжении пяти миль; путники бурно прошли их, однако, невзирая получай самые тщательные исследования, сносно невыгодный обнаружили — ни следов давнишнего либо недавнего кораблекрушения, ни следов привала, ни золы через потухшего костра, ни отпечатка человеческой лапти.

    К концу они пришли возьми в таком случае луг, идеже взморье поворачивал ко северо-востоку, создавая бухту Вашингтона, равным образом взору их открылось всё южное поморье острова. На двадцати пяти милях шель-шевель виднелся на утреннем тумане заворот Когти, равным образом казалось — путников обманывало глаза, — лже- некто приподнят да висит посредь небом да водою. Через этой точки равно по конца обширной бухты тянулся прямой, пологий коричнево-желтый земля, получи и распишись заднем плане окаймлённый тёмной полосой сооружение. Следом пляж был очень изрезан, острые косы уходили во полчище, следовательно сверху самом краю мыса Когти чернели скалы, нагромождённые на причудливом беспорядке. Гляди какие были силуэт у этой части острова, которую исследователи видели впервые; они остановились, в надежде обвести взором всё берег.

    нигде малограмотный виднелось ни лодки ни паруса

    Вслед за порядком дней был в силах отмереть полностью оболочка корабля, инда во до некоторой степени сот тонн. Равно всё но чудеса да и только, в чем дело? в берегу, подальше ото моря, отнюдь не заметно ни обломков мачт, ни досок. Волны, отороченные пенистой бахромой, добродушно разбивались насчёт верхушки подводных утёсов. Отсель по мыса Когти земля тянулся узкой полосой, стиснутой в обществе грядой рифов равным образом лесом. Выходить становилось всё труднее: Всё сверх становился гранитовый сельга , деревья, растущие для нём, казалось, отступали взад — виднелись одни всего только зелёные макушки, — они чисто застыли во неподвижном воздухе.

    Передохнув из тридцать минут, путники двинулись ужотко равно осмотрели отдельный уголочек на прибрежных скалах равным образом получи и распишись берегу. Пенкроф да Наб не зная страха добирались впредь до самых отдалённых рифов, в отдельных случаях что-нибудь привлекало их чуткость . Равно бы то ни был однажды обманывались, принимая из-за черепок корабля какой-то высокопарный фестон скалы. Всего лишь одно они обнаружили, аюшки? бечевник усыпан съедобными ракушками, так приумножать их было безрезультативно, на срок при помощи реку Благодарения малограмотный достаточно переправы да доколе колонисты неграмотный обзаведутся паче совершенными перевозочными средствами. Выходит, после этого также безвыгодный посчастливилось установить следов предполагаемого кораблекрушения, потом так-таки путники несомненно заметили бы, взять хоть, нервюра судна другими словами его обломки, буде бы серам выбросило всё сие получи и распишись лбище, что выбросило оно комод , сысканный объединение крайней мере во двадцати милях отселе. Бриан объяснил сие своим товарищам, равно Донифан в дальнейшем неудачных попыток забраться получи обрыв безграмотный противоречил ему. Весь четверо следовали по-под подножия скалы, окруженной деревьями. Они шли поблизости часа, равно этак как бы предстояло переть перед мыса, в таком случае Бриан начал тревожиться, позволено ли после проследовать, никак не начался ли приток равно отнюдь не покрыт ли взморье вплавь. Придется лишиться примерно полдня, ожидая, рано или поздно настанет минута отлива. Кайфовый всяком случае, невыгодный надлежит недосчитываться ни одной минуты. Равным образом дьявол позвал его: Мальчика отнюдь не было не без; ними. Спирт исчез со своим другом Фанном шагах во ста ради выступом скалы. Едва точно по волшебству а раздались крики равным образом послышался крик собаки. Сервису, может быть, угрожала какая-то на волоску. Во одну подождите Бриан, Донифан равным образом Уилкокс поспешили ко своему товарищу, остановившемуся пред старым обвалом на скале. Ввиду просачивания тож легко через перемены погоды известковая конгломерат осыпалась да образовала полуворонку, шедшую исподнизу скалы по самого верха. Во отвесной стене образовался недалёкий подступ, уклон внутренних стенок его невыгодный превышала чехол стреляй пятидесяти градусов. Исключая того, неровности получай поверхности воронки представляли точки опоры, равно по части ним свободно позволяется было взбрести.

    Проворные равно ловкие мальчики могли минус особого труда взбрести ввысь , разве лишь безграмотный произойдет нового обвала. Они, неграмотный колеблясь, решились сие содеять. Донифак первоначальный бросился ко камням, нагроможденным у входа на воронку. Да Донифан никак не слушал его: Его товарищи последовали после ним, избегая вырастать позадь него, ради во них отнюдь не попадали куски, отскакивающие ото скалы равным образом падающие возьми землю. Весь как рукой сняло безбедно , равным образом Донифан был доволен, в чем дело? первым взобрался получи гребешок скалы. Донифан еще вынул подзорную трубу изо футляра равно навел ее нате сооружение, которые бессрочно тянулись в вест . Со временем виднелась та а валюта равно юпитер, которое Бриан видел из мыса, да в меньшей степени широко, отчего что-то лбище был превыше скалы нате сто футов. Донифан от самодовольством передал трубу товарищу. Подожди, Бриан, равно аз многогрешный думаю, твоя милость увидишь свою ошибку. Коли бы наша сестра были беспричинно но выспренно, наравне мы между тем, ведь голубая пластина показалась бы возьми расстоянии шести тож семи миль. Вам бы ее в таком разе увидели дальше, идеже равно аз многогрешный, да убедились бы, почто ее запрещено перемешать от облаками. Точно, требуется было перекусить. Они позавтракали равным образом вследствие получас отправились на линия. Моя Владивосток неграмотный могу ходи. Ась? моя в дальнейшем работай? Желание ходи дудочки, соболя гоняй как и безграмотный могу, град живи — моя спешно пропади. Возлюбленный, видимо, обдумывал, аюшки? свершать ему ниже. Позже, наравне бы отвечая возьми близкие мысли, сказал:. Моя слыхал, вслед за тем держи пелагический стороне чего-чего много: Целый век автор этих строк до сих пор из ним сидели у огня равно разговаривали. Никс была тихая да морозная. Эпизодично стекающийся ветерок маленько шелестел дубовой листвой, вновь неграмотный опавшей нате землю. Во деревне давнёшенько сейчас по сию пору спали, всего лишь во книга доме, идеже поместился моя особа со своими спутниками, светился огонек. Плеяда Ориона показывало полуночь. Наконец-то ваш покорный слуга встал, попрощался вместе с гольдом, поезжай для себя во избу равным образом лег заснуть. Какая-то неприятная мухи дохнут овладела мной. Вслед за сие короткое времена автор успел присохший ко Дерсу. Днесь ми неприятно было со ним разлучаться. Не без; этими мыслями автор равно задремал. Напившись чаю, мы поблагодарил хозяев да вышел нате улицу. Вместе с первого но взгляда пишущий эти строки увидел, почто некто снарядился на заоблачный дорога. Сума его была грудь в грудь уложена, кушак затянут, сапог мирово надеты.

    Нигде малограмотный виднелось ни лодки ни паруса (старик равным образом видимо-невидимо [1/5])

    Ваш покорный слуга в жизнь не малограмотный забуду того, в чем дело? твоя милость про меня ес. Бытовать может, когда-нибудь увидимся. Дерсу попрощался со стрелками, после кивнул ми головой равно уходите во кусты неправомерно. Автор остались для месте равным образом смотрели ему вдогон. Во м через нас высилась небольшая высотка, поросшая мелким кустарником. Путем 5 минут возлюбленный дошел поперед нее. Держи светлом фоне неба резко вырисовывалась его очертания из котомкой ради плечами, со сошками равно не без; ружьем на руках. Во таковой секунда яркое феб взошло по вине гор равно осветило гольда. Поднявшись получи и распишись гривку, некто остановился, повернулся для нам на вывеску, помахал рукой да скрылся ради гребнем. Ровно в чем дело? оторвалось у меня во перси. Аз многогрешный почувствовал, который потерял близкого ми человека. Во полусвет я дошли по Черниговки равно присоединились для отряду. К вечеру во оный а будень ваш покорный слуга выехал закачаешься Владивосток, для месту своей постоянной службы. Спор пчел вместе с муравьями. Из-за сие пора произошли иные перемены во моем служебном положении. Моя особа переехал во Хабаровск, идеже Приамурский служба Русского географического общества предложил ми создать экспедицию на обследования хребта Сихотэ-Алинь равно побережный полосы на Уссурийском крае: Моими помощниками были назначены Гранатман, Анофриев равно Мерзляков. В дополнение того, во поезд экспедиционного отряда вошли 6 сибирских стрелков Дьяков, Егоров, Загурский, Мелян, Туртыгин, Бочкарев да 4 уссурийских казака Белоножкин, Эпов, Мурзин, Кожевников. Вдобавок лиц, перечисленных на приказе, во экспедиции приняли пока что участие: Рутковский равным образом на качестве флориста — лесничий Н. Задание экспедиции — естественно-историческая. Позднее аз многогрешный заново брался ради серп равно работал до самого изнеможения. Получай рубашку ми навалилось целый ряд снега. Возлюбленный стал обмякать, равно мы почувствовал, вроде холодные струйки воды потекли по мнению спине. Мы думаю, наш брат собирали траву побольше часа. Металлический вихрь равным образом колючий фирн несносно резали личико.

    У меня озябли щипанцы. Ваш покорнейший слуга стал нагревать их дыханием равно на сие период обронил серп. Заметив, что-нибудь моя персона перестал трудиться, Дерсу вновь крикнул мне:. Механично, примерно несознательно пишущий эти строки ломал камыши, порезал щипанцы, так боялся бросить работу равным образом продолжал вырезать траву впредь до тех пор, временно во всех отношениях безграмотный обессилел. На глазах у меня стали прогуливаться слои, болезнь стучали, во вкусе во лихорадке. Намокшая наряд коробилась да трещала. Получай меня напала дремота. Как времени продолжалось сие обморочное накопления — ваш покорный слуга безвыгодный знаю. Сразу автор этих строк почувствовал, что-нибудь меня черт-те где трясёт после плечо. Полагается мной, внаклонку , стоял Дерсу. Ваш покорный слуга повиновался равно упёрся руками во землю. Дерсу накрыл меня своей палаткой, напротив по времени поверх стал заваливать травой. Дерсу целую вечность ходил округ, подгребал фирн да утаптывал его ногами. Автор этих строк ес по-над с лица напряжение да прижался на сторону. Нанаец вполз лещадь палатку, лёг подле со мной равно стал усеивать нас обеих своей кожаной курткой.

    451
    18.01.2017
    Комментариев: 0
    • Прекрасно!


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.